Ложная тревога. До каких пор будут играться в заминирования?

Декабрь 2020

— Владислав Власюк, адвокат, ЮФ «еПраво», Ассоциация развития искусственного интеллекта
Можно ли с этим что-то сделать? Если не предотвратить такие звонки, то хотя бы не совершать эвакуации спустя рукава?

Редко проходит неделя, когда бы не было очередного ложного сообщения о заминировании. Тем не менее, алгоритм реагирования на такое сообщение все еще очень консервативен: эвакуация, взрывотехники и так далее.

Исследования показывают, что очень редко преступник с действительным намерением осуществить взрыв сообщает о преступлении. В большинстве случаев такие звонки направлены на создание страха, паники или донесения своих мыслей или протестов. Однако полицейские не собираются брать на себя ответственность, потому что существует определенный процент случаев, когда взрыв таки происходил.
По данным Генеральной прокуратуры, за 2013 год зарегистрировано 247 уголовных преступлений, предусмотренных статьей 259 УК Украины, а за 2018 – уже 693. Можно предположить, что количество ложных сообщений о заминировании выросло с началом агрессии РФ. Другой вероятной причиной может быть политика, когда таким сообщением срывают определенное событие.
Обязательна ли эвакуация?
Ни один нормативный акт национального законодательства не устанавливает обязательность эвакуации при сообщении о заминировании. Кодекс гражданской защиты Украины в статье 33 указывает, что обязательная эвакуация населения проводится в случае возникновения угрозы:
W
Аварий с выбросом радиоактивных и опасных химических веществ.
W
Катастрофического затопления местности.
W
Массовых лесных и торфяных пожаров, землетрясений, оползней.
W
Вооруженных конфликтов.
Не сказано об эвакуации и в законе о Национальной полиции. Однако среди превентивных полицейских мер в ст. 31 есть
W
Требование оставить место и ограничить доступ к определенной территории.
Это означает, что если полиция решает эвакуировать помещение, то юридически это превентивное требование покинуть место/территорию. Если полицейский говорит покинуть здание – следует немедленно выполнять [впрочем, это небесспорное толкование закона]. Чиновник, который не принял решение об эвакуации, а взрыв таки случился, – понесет уголовную ответственность (таких случаев, к счастью, не было).
В Украине алгоритм действий правоохранительных органов примерно такой:
W
Направляется на место происшествия следственно-оперативная группа и другие наряды полиции, представители взрывотехнического подразделения и кинологической службы.
W
Сообщаются дежурные прокуратуры, территориальные органы (подразделения) ГСЧС, другие органы государственной власти и местного самоуправления.
По общему правилу, эвакуация людей проводится с целью обеспечения безопасности жизни и здоровья лиц. Предоставление разрешения на продолжение работы тех или иных объектов считается рискованным.
Что за границей?

В США только сертифицированный персонал ABS (Arson Bomb Squad), который является подразделением Fire Investigation Unit, занимается вопросами взрывных устройств. С ними связываются полицейские, у которых есть подозрения о наличии такого устройства. Решение об эвакуации возлагается на полицейских, которые должны определить реальность такой угрозы. Однако если такое подозрительное устройство все же было обнаружено, эвакуация обязательна.

В Великобритании есть определенный алгоритм действий для проведения эвакуации. Учитывается присутствие террористических методологий осуществления взрывов или других террористических актов. Предусмотрены различные варианты эвакуации. Определено, в каких случаях можно не эвакуировать людей. Решение об эвакуации должно принимать руководство определенного объекта. Однако в случае необходимости нужно попросить работников проверить их рабочие места на случай чего-то подозрительного.
Как изменить в Украине?

Основная проблема – много ложных сообщений о заминировании. Производная проблема – такие сообщения влекут эвакуацию помещения, что мешает нормальной работе.

Соответственно, есть несколько «уровней» решения проблемы:

W
Усиление ответственности за ложное сообщение о заминировании.
W
Обеспечение неотвратимости наказания.
W
Предоставление дискреции по решению эвакуировать или нет (причем не обязательно полиции).
Усиление ответственности почти не работает. Сейчас за заведомо ложное сообщение о подготовке взрыва можно получить уголовное наказание в виде лишения свободы от двух до шести лет. Предлагалось добавить «конфискацию имущества».
Обеспечение неотвратимости означает сразу два момента. Первое, всегда найдут того, кто звонил, и привлекут к ответственности. Второе, наказание должно быть ощутимым. Увеличение максимального размера наказания никак не повлияет на эти два момента. Нужно обеспечивать полное и надлежащее расследование, корректировать судебную практику.
О предоставлении дискреции. Полиция всегда будет выбирать наименее рисковый сценарий эвакуации. Соответственно, можно предоставить принятие решения условно ответственному за здание. Например, добавить норму в трудовое законодательство, которое бы позволило руководителям решать вопрос об эвакуации на собственный риск. Впрочем, правильность такого подхода тоже спорна.
Возможно, для уменьшения количества ложных сообщений проще разрешить продажу SIM-карт только после предварительной аутентификации пользователя таких услуг. В Интернете – вопрос в отслеживании IР-адреса.
В конце концов, ситуация патовая: все понимают, что сообщение о «заминировании» на 99.9% неправдиво. Но никто не хочет отвечать за 0.01%. Решение лежит в практической плоскости обязательности привлечения к ответственности или предоставлении дискреции принимать решение гражданам в здании.
Опубликовано в НВ

Давайте работать вместе!